Октябрь 30, 2016

Церковная реабилитация

Реабилитация в церковной общине

Церковь, не отрицая подхода наркологии к реабилитации наркологических больных и используя технологии, выработанные профессиональным сообществом, в своей деятельности по реабилитации делает акцент на духовной составляющей реабилитационного процесса. Выход наркозависимого человека в устойчивую ремиссию по окончании реабилитационного процесса, восстановление его социального статуса не рассматривается Церковью в качестве единственной цели. Конечной целью для Церкви является приготовление людей к вечной жизни, к которой Бог призывает всех. Для попавшего в наркотический плен человека, отозвавшегося на призыв Спасителя, преодоление зависимости становится необходимым шагом на пути спасения.

Церковная реабилитация — есть обращение (возвращение) на путь спасения, ведущий к вечной жизни, людей, попавших в зависимость от психоактивных веществ, начинающееся с преодоления зависимости и восстановления социальных навыков. Особенностью церковной реабилитации является органичное включение реабилитационного процесса в жизнь церковной общины.

Члены общины, проводящие реабилитацию, являются соработниками Божиими, помогая зависимым людям преодолевать приобретенную страсть, приобщая их к внутрицерковной жизни, в которой соединяется перемена мировоззрения зависимых и максимально возможное участие в Евхаристической жизни.

Показателем успеха церковной реабилитации наряду с устойчивой ремиссией зависимого является сформировавшаяся христианская ценностная мотивация в повседневной жизни.

schema_reablitation

Основные принципы церковной реабилитации

Можно выделить три основных принципа церковной методики реабилитации, которые в совокупности отличают ее от других известных методик, делают ее несводимой к ним:

  • реабилитация в Церкви есть, в первую очередь, результат действия Божественной благодати, являемой во всей полноте церковной жизни
  • включение реабилитационного процесса в жизнь церковной общины
  • компетентность (профессионализм) членов церковной общины, участвующих в реабилитации

Наркотическая зависимость представляет собой сочетание греховной страсти и тяжелого заболевания. Учителя духовной жизни, православные монахи-аскеты показали, что успешно бороться с какой-либо страстью можно только имея обстоятельные знания обо всех особенностях данной страсти, ее действиях, оправданиях, ее малопонятных проявлениях; имея ясное понимание того, что поддерживает и что обессиливает страсть. Для того чтобы помочь наркозависимому человеку, необходимо понимать его проблемы, связанные с зависимостью, на физическом, психическом, социальном и духовном уровнях. Члены общины, участвующие в реабилитационном процессе, должны быть компетентны в понимании природы зависимости, знать процесс реабилитации наркозависимых людей, владеть информацией о существующей региональной системе поддержки. В процессе реабилитации помогающий должен вооружить реабилитантов всеми необходимыми знаниями о зависимости и о возможных путях ее преодоления.

Церковная реабилитация предполагает участие в ней также и специалистов: наркологов, медиков, психологов, социальных работников. Но специалисты-профессионалы могут допускаться к участию в реабилитационном процессе, организованном в православной общине, при условии, что они являются воцерковленными людьми или, как минимум, разделяют христианскую систему ценностей. Единство мировоззрения (единство духа) основных деятелей реабилитации является необходимым условием, как внутренней непротиворечивости реабилитационного процесса, так и органичного совмещения реабилитации с жизнью церковной общины.

Три основных принципа церковной методики реабилитации расположены в иерархическом порядке, соответственно степени своей значимости в реабилитационном процессе. Первый принцип указывает, что главенствующее и первое место в помощи попавшим в наркотический плен людям принадлежит Богу, являющему себя в своих энергиях, — остальные участники реабилитационной помощи не более, чем Его помощники. Согласно второму принципу второе по значимости место в реабилитации отводится Церкви, конкретной церковной общине, вхождение в жизнь которой помогает наркозависимому человеку решить его проблему. Третий принцип подчеркивает, что для успешной деятельности по преодолению химической зависимости необходимо обладать специальными знаниями о ее природе и знаниями об эффективных реабилитационных методиках. Только иерархический порядок: Бог, Церковь, специалисты — является верным. Если специалисты начнут отводить себе не подобающее им первое место в церковной реабилитации, произойдет серьезное искажение и в пределе разрушение данной методики. Профессионалы, привлекаемые приходом или монастырем к реабилитационной работе, должны засвидетельствовать понимание иерархической соотнесенности важнейших составляющих церковной реабилитации и дать согласие на отводимое им реабилитационном процессе место.

Игумен Мефодий (Кондратьев), Р.И. Прищенко, Е.Е. Рыдалевская «Методология социальной реабилитации наркозависимых в церковной общине».

 


Церковь – надёжный партнёр государства в преодолении наркотической беды

Координация деятельности церковных организаций в деле реабилитации наркозависимых, апробация и внедрение церковной методологии реабилитации и взаимодействие церковных реабилитационных структур с государственными и общественными организациями

Кто такие наркоманы и исцелима ли наркомания

3Вокруг наркомании, наркоманов сложилась устойчивая мифология, которая не соответствует реальности. Пока она не будет отброшена, проблему, достигшую уровня национальной катастрофы, решить не удастся. Создать эффективную систему помощи попавшим в наркотическую зависимость людям – национальную систему реабилитации и ресоциализации – возможно только при принятии общественным сознанием двух тезисов: наркозависимые граждане достойны помощи и им можно помочь. Образ наркомана, до сих пор тиражируемый средствами массовой информации и прочно укоренившийся в народе подталкивает дать на эти тезисы отрицательный ответ.

Наркоманы, кто они такие? «Дегенераты», «преступники», «уроды»? Таковыми их до сих пор считает значительное, если не подавляющее большинство граждан нашей страны. После пятнадцати лет реабилитационной работы с подсевшими на наркотики молодыми людьми, автор убедился, что в действительности это украденные у нас наши дети. В каком возрасте дети впервые дегустируют наркотик? В девяностые годы это происходило где-то в 12-14 лет, сейчас – в 10-12.  Когда употребление становится регулярным? Лет в 15-19 или чуть позже. В возрасте 22-25 лет они уже начинают «выпадать в осадок»: становятся полностью асоциальными личностями, ужасом для посторонних и проклятием для близких – родственников и друзей. Именно в этот заключительный период долго скрывавшейся болезни написан портрет типичного наркомана, который и стал его визитной карточкой. Зададим вопрос: те, кто подсел на наркотики, хуже или, может быть, несчастнее других?

Не секрет, что взрослые люди отнюдь не всегда просчитывают последствия своих действий, позволяя себе многое из того, что наносит вред, главное, чтобы расплата не наступила мгновенно. Не боятся за последствия. Ребёнок, когда ему предлагают проглотить пилюлю или нюхнуть для получения «кайфа», да ещё даром, в лучшем случае боится ремня. Можно ли требовать от ребёнка, чтобы он был мудрее взрослых в своих поступках? Благодарю Бога, что во времена моего детства наркотики были недоступны и мне не предлагали их попробовать.

Не следует впадать в крайность и утверждать, что наркопотребители всего лишь невинные жертвы обстоятельств, каждому из них есть в чём каяться. Наркомания согласно официальному мнению Церкви это не только тяжелая болезнь, но также и грех. Грех, которым все в различной степени повязаны. И те, кто подсел, и те, кто подсадил, и те, кто попустил, и те, кто отстранился под предлогом, что это его никак не касается. Все окажутся на скамье подсудимых на суде своей совести. Не все в этой жизни несут соразмерное вине наказание, в отличие от подсевших на наркотики: они все без исключения пожизненно наказаны тяжкой болезнью. Излечима ли эта болезнь?

Ожесточающий население, повергающий в отчаяние наркозависимых и их ближайшее окружение догмат гласит, что наркомания неизлечима, что наркоман – он навсегда наркоман, что наркотик умеет ждать. К счастью, это не так. С одной стороны, нельзя отрицать, что в организме, в его функционировании у наркомана произошли необратимые, не исчезающие со временем изменения. Преуспевшие в наркотическом саморазрушении уже никогда не вернут себя в изначальное состояние ни самостоятельно, ни с чьей-либо помощью, в частности, не смогут контролировать свое употребление спиртного. С другой стороны, наркозависимый может оставаться трезвым, не употреблять психоактивные вещества сколь угодно долго, жить полноценной активной жизнью вплоть до своего отшествия из этого мира в доброй старости. Его болезнь не будет проявляться, не будет отравлять его жизнь. Во многих случаях допустимо говорить, что наркоман в этих людях не затаился, а умер. Украл несколько лет жизни, унёс с собой часть здоровья, внес в жизнь человека дополнительные ограничения. Но всякий согласится, что запрет на бокал вина во время застолья совсем не инвалидность. Так что можно с полным правом говорить, что, хотя болезнь неизлечима, наркозависимый может преодолеть свою болезнь – вылечиться.

Правда состоит в том, что не все наркоманы безвременно погибают: немало тех, кто, исцелившись, живёт среди нас. Говорю на основании личного опыта и опыта друзей, не с чужих слов знающих предмет. Более половины воспитанников, решавших проблему зависимости на приходе, которым мне довелось руководить в течение многих лет, живут нормальной радостной жизнью. У наркомана есть шанс возродиться, и есть возможность вернуться в общество достойным гражданином. Вот только как его общество встретит? Будут ли окружающие искренне рады его возвращению? Завязавшие с наркотиками знают, почему им лучше молчать о своём наркоманском прошлом.

Церковь считает попавших в наркотическую зависимость людей частью своей паствы, не отворачивается от них. В концептуальном документе «Об участии Русской Православной Церкви в реабилитации наркозависимых» записано: «Наркомания — это грех, но вместе с тем наркоман — это и больной человек, попавший в беду. Он не в меньшей степени, чем остальные, может надеяться на милосердие Бога, «Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2:4). «Нет воли Отца… Небесного, чтобы погиб один из малых сих» (Мф. 18:12-17). Любой человек способен изменить свой греховный образ жизни и встать на путь спасения… Вне зависимости от тяжести и срока наркотической зависимости, Господь силен излечить страждущего данным недугом при искреннем желании последнего. Зависимый человек должен быть активным и сознательным участником реабилитации, готовым приложить усилия и понести труды для преодоления зависимости. Служители Церкви могут и должны оказать помощь человеку, решившемуся прекратить употребление наркотиков, участвуя в процессе исцеления в качестве соработников Божиих».

Приоритетная методика церковной реабилитации и оценка ее эффективности

Священники-энтузиасты, включившиеся в реабилитационную деятельность в 90-е годы прошлого столетия, использовали заимствованные из мирового опыта эффективные методики, совмещая их с собственными наработками, основанными на православных аскетических традициях. Наиболее приемлемой для реализации в православных реабилитационных центрах оказалась методика, основанная на принципах Терапевтических сообществ. В православных центрах, работающих по данной методике, консультантами могут быть профессиональные психиатры, психологи, социальные работники, а также православные священники, отвечающие за «духовную терапию» (духовное окормление). Важную роль в жизни Терапевтических сообществ играют волонтеры. Реабилитация по данной модели проходит, например, в центре «Радуга», расположенном в городе Кимры Тверской области при храме Вознесения Господня. Некоторая часть реабилитационных центров в качестве реабилитационной методики использует Миннесотскую модель, совмещающую «Программу 12 шагов» с достижениями психологии. Это, в частности, центр фонда «Старый свет», расположенный в с. Ерино города Москвы при храме Покрова Божией Матери.

В те же годы начинается становление методики, являющейся собственно церковным ответом на вызов наркомании. В реабилитационную деятельность непосредственно включились некоторые церковные общины, приходские и монашеские. Их опыт свидетельствует, что возможно органичное вхождение реабилитационного процесса в жизнь общины, что реабилитация совмещается с традиционным укладом духовной жизни приходов и монастырей, не разрушая его. Реабилитация по данной методике успешно осуществляется в монашеской общине при Свято-Георгиевском храме села Георгиевское Кинешемской епархии. При написании «Методологии социальной реабилитации наркозависимых в церковной общине» предпринята попытка обобщить и структурированно изложить опыт Свято-Георгиевского прихода и целого ряда церковных общин по реабилитации наркозависимых. Творческая работа по осмыслению и систематическому изложению методики реабилитации в церковной общине, одновременно стимулировала дальнейшее совершенствование реабилитационного процесса. Данная методика рассматривается в Церкви в качестве приоритетной.

Исходя из опыта реабилитационной деятельности церковных общин были сформулированы три основных принципа церковного понимания реабилитации зависимого человека:

Принцип 1. Реабилитация в Церкви есть, в первую очередь, результат действия Божественной благодати, являемой во всей полноте церковной жизни.

Принцип 2. Включение реабилитационного процесса в жизнь церковной общины.

Принцип 3. Компетентность (профессионализм) членов церковной общины, участвующих в реабилитации.

Первый принцип говорит о том, что основная роль в церковной реабилитации принадлежит действию Бога, Его нетварным энергиям. Второй принцип – о том, что терапевтической средой, в которой протекает реабилитационный процесс, является сама церковная община, стремящаяся жить согласно заповеди по закону любви. Третий — о том, что руководящие реабилитацией служители Церкви должны иметь ясное представление о природе зависимости, путях ее преодоления, обладать информацией о существующей местной системе поддержки людей, зависимых от психоактивных веществ. В процессе реабилитации помогающий должен вооружить реабилитантов необходимыми знаниями о зависимости и борьбе с нею.

Основной этап реабилитации, проходящий в церковной общине, делится на три периода в соответствии с известной Евангельской притчей о блудном сыне: прийти в себя, прийти к Богу, вернуться к людям. Эта последовательность обусловлена как природой зависимости, так и причиной, по которой наркозависимый человек оказался в церковной ограде. То, что он пришел в церковь, не должно вводить в заблуждение: привело его сюда совсем не богоискательство, не раскаяние о множестве совершенных преступлений. Для большинства наркозависимых стремление в церковь, это не стремление «к», это бегство «от». Бегство от всей совокупности хаоса и разрушения, которые наркоман стремительно распространяет вокруг себя, и от которых первый же страдает. Бегство от смерти, которая уже открыла на него сезон охоты. Более всего беглец из мира желает разобраться со своей болезнью, найти ее истоки, обрести противоядие. На первом этапе «прийти в себя» с помощью служителей Церкви он именно этим и занимается. Среда обитания оказывает на человека могучее влияние, и противостоять общему направлению жизни окружающих почти невозможно. В центре приходской и монашеской жизни находятся Бог и богослужение, все иерархически выстраивается вокруг этого центра. К этому центру в какой-то момент устремляется и наркозависимый воспитанник. Когда вопрос с болезнью более или менее проясняется и перестает мучить, органично начинается второй этап «прийти к Богу». На приходе, в церковной общине наркозависимый получает опыт нового бытия, как правило, становится его приверженцем. Наконец, приходит время подумать о возвращении домой. Как сохранить в миру трезвость, привнести в прежнюю среду проживания закваску новой жизни, полученной при Церкви? Решению этой задачи посвящен последний этап реабилитации «вернуться к людям». Основной этап реабилитации в большинстве центров длится от года до полутора лет.

В целом реабилитационный процесс в Церкви включает в себя следующие этапы:

  • Первичное консультирование. Проводится в кабинетах первичного приема или заочно по телефону доверия.
  • Дезинтоксикация. Проводится по договоренности в медицинских учреждениях.
  • Мотивационный период. Проводится в низкопороговом мотивационном центре или амбулаторно. В этот период пациента настраивают на полный отказ от употребления изменяющих сознание психоактивных веществ, мотивируют на дальнейшее прохождение реабилитации.
  • Основной период реабилитации. Проводится в реабилитационном центре, организованном на принципах Терапевтического сообщества, либо внутри церковных общин, приходских или монастырских, с участием реабилитанта в церковной жизни. Основной период реабилитации целесообразно осуществлять в церковных организациях, расположенных на значительном удалении от места, где формировалась наркотическая зависимость.
  • Ресоциализация. Проводится в центре (адаптационная квартира, «дом на полпути»), расположенном в каком-либо из крупных городов, под контролем специалистов. Прошедшему реабилитацию человеку предоставляется жилье, оказывается помощь с трудоустройством. У него имеется возможность получить консультативную помощь специалиста и пастырское окормление священника.
  • Постреабилитационное сопровождение. С согласия прошедшего реабилитацию человека с ним поддерживает связь проводившая реабилитацию церковная община, которая, в случае необходимости, может оказать ему поддержку. Священнослужитель храма, прихожанином которого становится или продолжает быть прошедший реабилитацию, осуществляет его пастырское сопровождение.
  • Работа с родственниками. Чаще всего проблема наркотизации человека – это не только его личная проблема, но и проблема всей его семьи. При поступлении сына (дочери) или мужа (жены) на реабилитацию семье помогают с помощью специалистов выйти из состояния созависимости, решить те семейные проблемы, которые провоцируют одного из членов семейства на наркотизацию. В отдельных случаях, когда становится очевидным, что проблемы, толкающие человека к наркотикам, самой семьей преодолены быть не могут, ему может быть рекомендовано по окончании реабилитации жить отдельно от семьи, иногда на значительном расстоянии.

Как оценить эффективность методики реабилитации? Путь первый – отслеживать в течение нескольких лет жизнь наркозависимых после прохождения реабилитации, каким-то образом контролировать их трезвость. Если для государства в некоторой степени это возможно реализовать по отношению к поставленным на наркологический учет наркозависимым гражданам, то для негосударственных центров это полностью нереализуемое пожелание. Конечно, сотрудники церковных центров интересовались дальнейшей судьбой своих воспитанников-реабилитантов, делились успехами с сотрудниками других центров, радовались, что большинство прошедших реабилитацию выходили в ремиссию. Успехи вдохновляли продолжать начатую деятельность по помощи наркозависимым. Но ни сами методики оценки, ни их точность не могут претендовать на научную достоверность.

Путь второй – провести анализ методики реабилитации: выявить наличествующие в ней отдельные технологии работы с людьми, оценить полноту и внутреннюю непротиворечивость сочетания этих технологий. Если они проверены и доказана их эффективность, если они органично сочетаются друг с другом и наличествует их полнота, то можно сделать заключение, что реабилитационная методика эффективна как единое целое.

Подобный анализ методологии социальной реабилитации наркозависимых в церковной общине провела рецензент методологии, доктор медицинских наук, профессор Сирота Наталья Александровна: «Предложенная Церковная методология является уникальной. Она является «органичным плодом Церковного древа» и отвечает глубинным ожиданиям российского менталитета. С целью определения соответствия рецензируемой работы с имеющимися методологическими направлениями эффективной реабилитации лиц, зависимых от наркотиков, была проведена исследовательская работа, направленная на выявление соответствия предложенного варианта церковной реабилитации наркозависимых основным принципам успешной реабилитации наркозависимых, разработанным в России при анализе наиболее эффективных реабилитационных программ, работающих в странах Восточной и Западной Европы. Основные принципы успешной реабилитации, отмеченные отечественными исследователями совместно с экспертами Совета Европы в области реабилитации наркозависимых … (здесь в рецензии перечисляются 17 принципов реабилитации, делающие ее успешной — прим. автора). В предложенном варианте методологии большинство данных принципов (за исключением принципа 17) провозглашаются как неукоснительные или учитываются на продуманных и серьезных основаниях. Это позволяет заключить, что методология церковной реабилитации является адекватной запросам научной общественности и сегодняшнего дня и имеет все основания быть успешной и эффективной». Таким образом, согласно оценке видного представителя научного сообщества методика социальной реабилитации наркозависимых в церковной общине, основанная на многовековой аскетической традиции православия и согласная с церковной антропологией, в то же время является современным инновационным продуктом.

Необходимо отметить следующее: «Церковь, не отрицая подхода наркологии к реабилитации больных и используя методы, выработанные профессиональным сообществом, в своей деятельности делает акцент на духовной составляющей реабилитационного процесса. Выход наркозависимого человека в устойчивую ремиссию, восстановление его социального статуса не рассматривается Церковью в качестве единственной задачи. Конечной целью для Церкви является приготовление людей к вечной жизни, к которой Бог призывает всех. Для попавшего в наркотический плен человека, отозвавшегося на призыв Спасителя, преодоление зависимости становится необходимым шагом на пути спасения».

Заключение

Эпидемия наркомании является многосложной проблемой, потому не имеет простых решений, требует работы как с каждым отдельным человеком, так и со всем социумом в целом, и не может быть преодолена без взаимодействия государства с обществом и традиционными религиями. Мне хотелось бы, чтобы в деятельности по помощи наркозависимым гражданам государство рассматривало Русскую Православную Церковь как приоритетного партнера. Желаю этого не только потому, что в Синодальном отделе по благотворительности и социальному служению мне поручено отвечать за данное направление, а Отделу определено координировать всю антинаркотическую деятельность Церкви. Желание родилось достаточно давно и по более веским причинам.

Русская Православная Церковь имеет потенциал стать основным после государства деятелем по реабилитации наркозависимых на территории России. Во-первых, Православная Церковь имеет большой кредит доверия у граждан страны, население верит, что Церковь может компетентно работать с наркозависимыми людьми, успешно заниматься реабилитацией. Во-вторых, Русская Православная Церковь — единственная из религиозных и общественных организаций, структурные подразделения которой (приходы и монастыри) с достаточной плотностью расположены на всей территории России. Многие приходские и монашеские общины располагают достаточными материальными и кадровыми ресурсами для проведения на их базе основного этапа реабилитации. В-третьих, иерархическая организационная структура Церкви позволяет выстроить взаимодействие всех занимающихся реабилитацией приходов и монастырей, а также создать сеть вспомогательных церковных и общественных организаций для полного охвата реабилитационного процесса. Церковь понятный, предсказуемый, ответственный союзник государства в решении любых социальных проблем. В истории России можно найти множество примеров того, как Церковь помогала государству отвечать на самые сложные вызовы, выжить в самые сложные времена, более того, Церковь формировала саму Российскую государственность. Эпидемия наркомании не может быть остановлена силами одного только государства, Церковь может быть надежным партнером в преодолении этой национальной трагедии.

Епископ Каменский и Алапаевский Мефодий

Источник: Сайт об антинаркотической деятельности Русской Православной Церкви