С покаянием просветлела душа

Про «Анастасис» я, витебчанин, услышал от тех, кто здесь побывал на реабилитации, и после этого оставил увлечение спиртным. К тому времени я уже был, как говорят, на дне. Оставалось совсем немного до того, чтобы печально закончить свою жизнь земную. Но Бог милостив, Он дал мне шанс. В мои тридцать два года я попал в «Анастасис» и повернулся к вере.

Выпивать я начал с восемнадцати лет и сам не заметил, как зеленый змий стал толкать меня в пропасть. Учился в Витебском технологическом университете на отделении дизайна, но на четвертом курсе запил, не явился на экзамен и был отчислен.

Дальше все пошло кувырком. Работал где придется, так как по причине злоупотребления спиртным долго нигде не задерживался. Имея мастеровые руки, занимался мебелью, затем был таксистом, пока прав не лишили. Жил в двух «гражданских» браках, имел один официальный, но и это не останавливало. Дошло до нарушений закона, и в 2010 году попал в ЛТП.

Там я, как и мои товарищи по несчастью, конечно же не выпивал – нечего было. Но жажда спиртного от этого не убывала, а только росла с каждым днем. Можно сказать, жил одной мечтой: вот выйду и все наверстаю! Что, собственно, и произошло. Жена официальная к тому времени подала на развод.

Я, безусловно, не считал себя алкоголиком, потому без лишних терзаний выпивал и напивался вдрызг, кодировался «для мамы», потому что она вся испереживалась за меня. Кстати, вырос я в благополучной семье, у нас даже на праздники не принято было на стол спиртное ставить.

Кодировка у Донских ничем положительным не закончилась: как пил, так и продолжал это дело. Но вот здоровье начало сдавать: несколько раз даже попадал в реанимацию и, умирая, вспоминал о Боге, как умел, молился, просил продлить мне жизнь. Господь услышал грешника, и в моем сознании словно что-то щелкнуло – я вдруг понял, что спился окончательно.

Изо всех сил старался взять себя в руки, но ничего с собой поделать не мог. Я занимался резьбой по дереву, на работе меня ценили и до поры до времени на многое закрывали глаза, однако после сильных срывов в конце 2013 года я опять попал в ЛТП. Тормозов внутренних не имел никаких, катился по наклонной, притом в быстром темпе.

После каждого срыва меня охватывало чувство вины, стыда, разочарования – и наступала жуткая депрессия. В начале 2016 года мне «светило» очередное, уже третье, ЛТП. Но Боженька привел меня в «Анастасис», все еще давая возможность вернуться к нормальной жизни. Рок пьянства зиждется на гордыне – ведь ни один алкоголик себя алкоголиком не считает, а потому без духовного леченья  исцеление не наступает. В «Анастасисе» в основе лечения – исповедь и Святое Причастие. А еще здесь прекрасные психологи  Г.Г. Небоженко и Я.В. Григорович. Я начал работать по шаговой программе. Стало светлеть в голове, а с покаянием – светлеть душа. Увидел себя словно со стороны и ужаснулся…

IMG_20160719_130215

Вот уже больше года я не пью. Сейчас тружусь в Кракотском монастыре, сделал, милостью Божией, нижнюю часть иконостаса, другие послушания выполняю. А в центре «Анастасис» — семиметровый крест стоит, моя лепта Господу.

Купил дом в соседней с Кракоткой деревне и очень хочу все начать сначала. Я почувствовал, что только сейчас для меня жизнь и началась.

Конечно же, не обольщаюсь, знаю, что процесс выздоровления будет длиться всю жизнь и очень нужно следить за собой – не только за поступками, но и за помыслами, стараться вовремя исповедовать их, чтобы не оступиться. Без веры и Церкви отказаться от водки или наркотиков невозможно – в этом я твердо убежден. Потому бываю на службах в храме и в «Анастасисе» — для подкрепления духовных и моральных сил. Когда будете читать мой рассказ, вздохните Богу о грешном Дмитрии, чтобы выстоять мне в этой борьбе.

Дмитрий ФАДЕЕВ,

Д. Кракотка, Слонимский район.

(По материалам газеты:

Новогрудские епархиальные ведомости)